Разделяя полномочия. Что не так с проектами участия?
Дмитрий Виленский
10 ноября, 8:42
Кому: Пабло Хельгера, Сюзана Милевска, Бернадетт Линч
Дорогой Пабло,

Надеюсь, у тебя все хорошо — мы очень переживали за твое здоровье после того, что узнали в начале весны.

Меня пригласили написать тебе первое письмо, запускающее цепь совместных размышлений о ситуации с искусством, образованием, проектами участия и другими смежными темами.

Полагаю, мы оба получили приглашение к участию в этом форуме в ноябре прошлого года. Я отлично помню, как дважды перепроверял свой график, прежде чем дать окончательное согласие. Было много мероприятий: выставки, конференции, должен был читать лекции и преподавать во множестве институций. К счастью, в дни форума я должен был вернуться в город, и потому с радостью согласился. Кроме того, среди приглашенных я увидел твое имя, а также заметил нескольких старых друзей, которых вряд ли мне посчастливилось бы встретить в Петербурге. Я хотел устроить тебе небольшую экскурсию, заглянуть в несколько столовых, повеселиться в ДК РОЗЫ и нашей школе. Также я надеялся на встречу в сентябре, в нью-йоркском MOMA на выставке Signals, куда нас пригласили презентовать одну из работ. Но потом случилось то, что случилось. Мы до сих пор не справились с пандемией, и все продолжает рушиться. Экономика в руинах, политика токсична, и мы с трудом представляем, что будет на следующей неделе, и когда это все закончится.

Сейчас я испытываю сильную грусть, даже, можно сказать, усталость и депрессию. На этот раз вирус возвращается вместе с нашей русской сезонной меланхолией, которая готовит тебя к снегу и морозу, пока ты наслаждаешься увядающей природой. Но в этом году внутренние тишину и покой отравили тревога и непреходящий страх.

Я смотрю на этот прекрасный набор важных вопросов, которые могли бы взволновать меня год назад, и не могу подобрать слов. А что сказать? Кто будет вслушиваться и вчитываться? Знаешь, в этом диалоге я в каком-то смысле ответственен представить локальную точку зрения, говорить о критической российской ситуации, которая распространяется от центра (Москвы) к границам, что заметно по ситуации в Белоруссии, Казахстане, Кыргызстане, Хабаровске, Карабахе…

Мы с тобой одного поколения, и, говоря от лица его российской части, замечу, что не могу припомнить подобный уровень социальной дезинтеграции; чтобы так не хватало воздуха, и чтобы было так много цинизма и утрат. Наш коллектив «Что делать?» противодействует подобным тенденциям на протяжении вот уже 17 лет. И каждый проект — словно не было прошлых; будто всё начинаешь заново. Последние 7 лет мы работаем над нашей образовательной платформой — Школой вовлеченного искусства, и я надеюсь, что нам удалось «обратить» более 150 человек, каждый из которых включился в эту одинокую борьбу. На данный момент наше сообщество — одно из тех, что серьезно повлияли на формирование местной альтернативной сцены. Нам это важно и в общем-то все получается. По меньшей мере нам удалось найти людей, с которыми мы стараемся поддерживать близкие отношения, как личные, так и профессиональные.

Слышал ли ты что-то о локальной художественной активности? Может даже следишь за некоторыми деятелями? Сомневаюсь. Со стороны наша работа не очень заметна, и сейчас, в такой трудный период, привлечь к себе внимание, стать видимым — очень сложно. Но во всем следует искать плюсы. Теперь, раз путешествия под запретом, нам проще сконцентрироваться на том, что происходит здесь и сейчас, и это уникальный шанс. Как напоминает Донна Харауэй: «вы должны быть здесь, а не везде».

Прошу прощения за столь долгие рассуждения. Позволь мне — из локальной позиции — обратиться к предложенным вопросам. Сейчас, когда наше участие в основном ограничено экраном, когда проведение живого семинара приравнено к преступлению из-за невозможности обеспечить социальную дистанцию (кстати — какое понятие! Оно ничего не говорит о гигиенической или безопасной дистанции; этот новый термин приучает нас к ситуации, угрожающей нашим социальным связям), когда мы не можем видеть лица, когда не можем взаимодействовать, как привыкли: посредством запахов, касаний, эмоций — очень трудно обсуждать, каким участие было раньше. Но я помню, каким захватывающим оно было.

Пожалуй, стоит объяснить, что я имею в виду, говоря о расширенном понятии участия (проекты участия или партиципаторные проекты, от анг. participatory projects — прим.пер.). У меня, по сравнению с другими художниками, которые являются экспертами в области партиципации и мастерами в работе с сообществами, довольно скромный опыт. Мы как коллектив «Что делать?» иногда создаем художественные проекты, в которых задействуем людей и сообщества, следуя определенным протоколам участия. В этом случае я бы предпочел говорить о партиципаторных образовательных платформах. Участники таких проектов имеют разные возможности для формирования процесса совместного обучения. Потому хочу подчеркнуть процесс обобществления (commoning) учебной деятельности.

Форму управления подобными платформами я бы назвал диагональной; она ни вертикальная, ни горизонтальная. В ее основе не покровительственный подход, а ангажированное равенство, что означает — мы занимаемся одними и теми же насущными вопросами и делимся нашим не-знанием.

Наша обязанность — возделывать почву, на которой взойдет множество различных ростков. Кроме того, мы, как инициаторы принимаем ответственность за перераспределение ресурсов (программы не только бесплатны; участники, по идее, должны получать некий материальный стимул и в идеале — стипендию, покрывающую расходы на проживание во время учебы). И если в результате наших взаимодействий появится некий «продукт», его следует открыто распространять по коллективной творческой лицензии (creative commons) на благо всего сообщества.

Протоколы участия всегда выявляют структурное различие участников, и это базовая общая особенность работ такого типа. Всегда есть инициатор (де факто «автор»), и всегда есть конфликт темпоральностей: например, между временными границами конкретной работы (длительность курса в школе или учебной пьесы) и безграничным временем жизни произведения и его «автора». Само собой, каждый раз участники определяют развитие ситуации, основываясь на заранее прописанных договоренностях, и вы, как инициатор должны прислушиваться к потребностям людей, с которыми вы взаимодействуете — иначе рискуете сделать open call, на который никто не отзовется, либо попасть в сообщество, участники которого вам не рады.

Ситуацию, о которой я говорю трудно обобщить. Она специфична контексту, в котором мы работаем в РФ, где определенные проблемы маргинализируются, замалчиваются, а то и криминализуются (как например, вопросы ЛГБТ, или любые проявления протестного активизма). Иногда кажется, что-то, что ты делаешь не имеет отношения ни к участию, ни к со-участию, а представляет собой какую-то тайную спецоперацию, которую ты устраиваешь с сообщниками и которую в любой момент могут раскрыть. Примерно так сейчас все это ощущается.

Прости за эти печальные выводы, но на сегодняшний день, очень похоже, что от политики утопии, на которую мы всегда ориентировались, нам придется перейти к чистой политике выживания. Постараемся все же не упускать из виду горизонт эмансипации.


Привет тебе из прекрасного и заразного Санкт-Петербурга!
Дмитрий Виленский
1
4
/
Пабло Хельгера
Дорогой Дмитрий,
Благодарю тебя за замечательное ...
17 Nov
кураторский форум
EN
RU
/
О ПЕРЕПИСКЕ
Дискуссии симпозиума* проходят в формате обмена письмами между российскими и зарубежными исследователями, кураторами, педагогами и художниками. В личной переписке участники дискуссии размышляют на темы, предложенные кураторами симпозиума*, и говорят о том, что им кажется важным в настоящее сложное время.
ПЕРЕПИСКА
Властные отношения в культурных институциях ...
Участникам этой переписки было предложено поразмышлять над проблемами проектов участия. Такие проекты задумываются художниками, кураторами и педагогами с намерениями включить (приобщить) участников из внехудожественной среды в культурный процесс, но что эти проекты значат для участников и для самих инициаторов проектов?
Разделяя полномочия ...
Каролине Рито, Лоранс Рассел, Фелисити Аллен и Франсуаз Вержес был предложен формат переписки для обсуждения принципиально важного вопроса властных отношений в культурных институциях и того, какой след эти отношения оставляют в институциональных архивах.
ГМИИ им. А.С. Пушкина и ГЦСИ в Санкт-Петербурге при поддержке «Фонда поддержки инноваций и молодежных инициатив Санкт-Петербурга» в рамках 2-го Кураторского форума © Санкт-Петербург 2020
Content Oriented Web
Make great presentations, longreads, and landing pages, as well as photo stories, blogs, lookbooks, and all other kinds of content oriented projects.
Участникам этой переписки было предложено поразмышлять над проблемами проектов участия. Такие проекты задумываются художниками, кураторами и педагогами с намерениями включить (приобщить) участников из внехудожественной среды в культурный процесс, но что эти проекты значат для участников и для самих инициаторов проектов? Какие формы ответственности они возлагают на себя и на других? В своей переписке Дмитрий Виленский, Пабло Хельгера, Сюзана Милевска и Бернадетт Линч подошли к этим вопросам с разных сторон, но находясь (как и мы с вами) в похожей ситуации глобального политического кризиса, дистанцирования, «радикальной домашней жизни» и невозможности участия.
Разделяя полномочия.
Что не так с проектами участия?
Content Oriented Web
Make great presentations, longreads, and landing pages, as well as photo stories, blogs, lookbooks, and all other kinds of content oriented projects.
Каролине Рито, Лоранс Рассел, Фелисити Аллен и Франсуаз Вержес был предложен формат переписки для обсуждения принципиально важного вопроса властных отношений в культурных институциях и того, какой след эти отношения оставляют в институциональных архивах. В своих письмах авторки размышляют о возможности вовлеченного исследования, о потребности действовать изнутри самих институций, и о том, как включить практику заботы и принципы коллективного действия в институциональные процессы. Предлагая «ложную поэму», Фелисити Аллен спрашивает, могут ли сплетни стать феминистской стратегией, в то время как Франсуаз Вержес подчеркивает роль расового фактора в незащищенности культурных работниц. Переписка ставит под вопрос устройство институций и то, кем, для кого и как создаются их архивы. Чтобы ответить, авторки, помимо прочего, обращаются к феминистской педагогике и предлагают переосмыслить то, что в культуре и обществе считается естественными и самоочевидным.
Властные отношения в культурных институциях и то, чего не найти в их архивах
Content Oriented Web
Make great presentations, longreads, and landing pages, as well as photo stories, blogs, lookbooks, and all other kinds of content oriented projects.